Карабановский детский дом

КРЫЛАТЫЙ КОМИССАР

(Отрывок из повести)

Алексей Петрович Чулков Авиационный полк был поднят по тревоге: немцы прорвали нашу оборону под Можайском.
Через несколько минут девятка ночных советских бомбардировщиков, ведомая командиром эскадрильи майором Земсковым, ушла на обработку прорыва. Вернулся один экипаж лётчика Толмачёва.
С наступлением сумерек по этому же маршруту четвёрку «ИЛов» повёл на задание заместитель командира эскадрильи по политчасти старший политрук А. П. Чулков.
По шоссе, освещая дорогу ярким светом фар, движутся вражеские танки, следом автомашины с пехотой. Бомбардировщики появились над целью. С первыми взрывами авиабомб всё погрузилось во тьму, но было поздно. Всплески огня, костры горящих автомашин освещают дорогу и растянувшуюся по ней колонну. Бомбардировщики вновь пикируют на цель. Рёв моторов сливается с воем падающих авиабомб, с тявкающей стрельбой вражеских зениток. Смертоносный груз страшен. Бомбардировщики возвращаются на свою базу.

Так, с 22 октября 1941 года началась боевая работа 751‑го авиаполка дальнего действия. Они летали всегда, когда требовала обстановка. Днём экипажи Подлипенко, Толмачёва, Смитиенко, ночью — Чулкова, Медведева, Ломова.
В битве под Москвой экипажи ежедневно совершали по два‑три вылета, лётчики отдыхали в кабинах пока самолёты заправляли горючим, а оружейники подвешивали в бомбовые люки новый боезапас.
Бомбили железнодорожные узлы, аэродромы, танки, живую силу и технику противника. Появляясь из облаков или ночной тишины, они бомбили точно, наверняка.

Это было в ночь на 25 января 1942 года. Полк получил задание бомбардировать аэродром в районе Смоленска. Погода была нелётной. Ртутный столбик опустился ниже двадцати градусов по Цельсию. Один за другим экипажи взмывали в безмолвное ночное небо. Первые же минуты полёта показали, что самолёты покрываются коркой льда, плохо слушаются руля. Командование полка предложило группе вернуться на базу.
Экипаж Чулкова и на этот раз прихватил лишние по весу бомбы. Садиться обледеневшей машине опасно, а сбросить бомбы не по назначению Чулков считал преступлением. Посоветовался со штурманом. Решили задачу выполнять с наименьшим обледенением. И на высоте 1500 метров самолёт сделался более послушным рулям.
Вот и цель. Боевой разворот, и бомбы одна за другой летят вниз. Утром партизаны сообщили в Москву о результатах ночной бомбардировки. На аэродроме сгорело 22 бомбардировщика Ю-88, взорвался бензосклад. Весь экипаж был награждён орденами Боевого Красного Знамени, а командир экипажа лётчик Чулков — вторично.

Летом 1942‑го года группу лётчиков вызвали в Москву в Кремль. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин вручил отличившимся боевые награды.
Вручая орден Ленина батальонному комиссару Чулкову, Михаил Иванович обратился к нему с вопросом:
— Товарищ комиссар! Расскажите мне, как вы воспитываете своих соколов?
Алексей Петрович Чулков ответил:
— Дорогой Михаил Иванович! Я рядовой лётчик. Первым взлетаю, первым возвращаюсь… Последние слова он не успел договорить. Михаил Иванович обнял и поцеловал комиссара. Фотообъектив запечатлел этот момент.

После получения этой награды Чулков совершил ещё 55 боевых вылетов, в основном, по дальним целям. Бомбил Берлин два раза, Будапешт — один раз, Данциг — один раз, Кёнигсберг — один раз, Варшаву — два раза. Было это в августе‑сентябре 1942‑го года.
4 ноября 1942 года боевые друзья поздравляли батальонного комиссара с представлением его к званию Героя Советского Союза.

Наступил праздник 7 ноября 1942 года. По сообщению нашей разведки, немецкое командование сконцентрировало большое количество самолётов на аэродромах Орши, Смоленска и Витебска, готовясь к массированному налёту на Москву. Нужно было сорвать замысел врага.
Полк получил задание бомбардировать немецкий аэродром в районе Орши. Чулков только что вернулся с боевого задания. Приказом командования он был назначен ответственным за проведение праздника и встречу лётчиков. Батальонный комиссар Чулков обратился к комдиву Е. Ф. Логинову с просьбой разрешить выполнять его экипажу главную задачу: ночью найти экипажам ориентир для прицельного бомбометания.

Тёмной ноябрьской ночью штурман капитан Чумаш вывел самолёт точно на цель. Вниз летят фугасы. Аэродром горит. Можно уходить.
Фашисты опомнились. Суматошно бьют зенитки, радист успел сообщить на базу: «Задание выполнено!» И в этот момент вражеский снаряд пробивает правый мотор. Он вспыхивает. Осколками ранены все члены экипажа, радист убит.
В глазах темнеет от потери крови. Но комиссар всё же сумел сбить пламя. До линии фронта 400 километров. Началась борьба за жизнь экипажа. Это был их 136‑ой вылет.
Час полёта. Уже видна линия фронта. Ещё немного — и они у своих. Левый мотор работает с перебоями. Бомбардировщик теряет высоту. Чтобы подбодрить экипаж, Чулков запел: «Орлеёнок, Орлёнок, взлети выше солнца.» Это была его любимая песня.
Прямое попадание зенитного снаряда. Самолёт рухнул за линией фронта на лесной полосе у деревни Песочная, что в 40 км от Калуги. Чулков, радист Козловский и воздушный стрелок Дьяков сгорели в самолёте; штурман Чумаш был выброшен из развалившегося самолёта, но удар о землю смягчила парашютная сумка. Он остался инвалидом. Боевые друзья похоронили останки трёх боевых товарищей в Калуге. Могила героев потеряна.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 декабря 1942 года Чулкову Алексею Петровичу за отличное выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко‑фашистскими захватчиками присвоено звание Героя Советского Союза.

* * * * * * * * * *